Архив

Posts Tagged ‘Soviet Union’

Комментарии блоггера Гайдпарка к статье И. Чубайса «Не быть голым королём»

Нац. идея для русского быдло народа:

— Кто успел, тот и сьел.
****
Вот мнение Болдырева Юрия — моего единомышленника по поводу того, что русский народ — это быдло.
Болдырев:
«Более глубокий конфликт, чем с властью, у меня с моим обществом, вновь и вновь порождающим и терпящим такую власть.
С обществом, не являющимся сейчас сколько-нибудь дееспособной экономической и социальной базой для национально ориентированной альтернативы нынешнему положению. Лакейско-мародерская психология оказалась воспринята нашим обществом как некая норма. И девизом жизни стало элементарное: кто успел, тот и съел. Большинство тех, кто рекрутируется в новую элиту из самой гущи народа, немедленно усваивают те же установки и ту же психологию, что свойственна нашей продажной элите»

Какая может быть нац. идея у русского быдло народа ?
Это русское быдло добровольно отказалось от своей культуры, самобытности, морали и нравственности, как только отменили коммунистическую культ.цензуру.
И теперь упоенно впитывает западную субкультуру, сакскую попсу, порно, и боевики по телеку.
Русское быдло добровольно превратилось в свиней (как немцы были правы) с навязаным им девизом — бери от жизни всё !
И постоянно участвует в организованных телегаданиях на тему:
— Кто там в «топе», в первой десятке самых популярных людей Рашки:
Пугачева, Галкин, Киркоров или Моисеев.
********
Это русское быдло — по определению голосует на выборах за своих угнететелей и может быть только ведомым стадом крупного рогатого скота.
****
Поэтому нац. идея — это удел избранных, удел элит. А удел быдла — идти туда, по какому пути его поведет победившая группировка со своей нац.идеей.
******
Русское быдло может взбунтоваться только в одном случае: когда совсем уж тяжко станет, жрать нечего будет и квашенная капуста в погребе закончится.

Мой единомышленник Юрий Болдырев по поводу русского быдла:
— Но беда не только в том, что бесконечно «далека элита от народа». Ситуация хуже. Большинство тех, кто рекрутируется в новую элиту из самой «гущи народа», немедленно усваивают те же установки и ту же психологию, что свойственна нашей продажной «псевдоэлите».
То есть, «Другой элиты у меня для вас нет !»

Продолжу тему русского быдла и какие у него могут быть нац.идеи, движения и пути …
*******
Три девушки плещутся в реке. Покачивая бедрами, поднимаются по косогору. И уже на 2 минуте фильма начинают раздеваться. Совершенно как в жизни. Снимают купальники, обтираются полотенцем, за чем сладострастно следит кинокамера. Героини на экране совершенно не умеют играть, а режиссер с драматургом не умеют делать кино. Они держат в голове только одно: героини должны поскорее раздеться, чтоб зритель не заскучал, чтоб пустил слюну (к/ф «Наваждение»).
***
Наше новое, освобожденное от «пут предрассудков» кино напоминает убогие порнофильмы: там тоже все подчинено моменту слюнявого сладострастия и тоже раздеваются немедленно. Но порно — это порно. А наши перестроившиеся художники обосновывают свое творчество новым духом времени, требованиями перестройки и гласности, борьбой с аппаратом и ждановскими методами управления искусством, открытием эры «суровой правды» в кино.

В Рашке с профессионализмом всегда было туго. Чего там мудрствовать, лакировать, приукрашивать? Даешь, как в жизни! Действие освобожденного русского искусства устремилось в общественные туалеты, герои бросаются к унитазам с той же категоричностью, с какой раньше боролись за производительность труда.
***
Наши новые герои теперь корчатся в предсмертной агонии, они скребутся и моются, чешутся и блюют, испражняются и матерятся, как в жизни. И те люди, которые сторонились дикости и свинства, расползающихся по стране, получили по мордасам за свою оторванность от жизни.
***
Интересно, что, приобщаясь к мировой культуре, русское быдло поспешило вовсе не к лучшим ее образцам. Второстепенные звезды хозяйничают на наших стадионах, дают интервью телевидению. А если уж о серьезном искусстве, то вот вам неделя самых больных фильмов Пазолини, где истинное торжество правдивого кино — это когда киногерои поедают собственные экскременты.

Эта тяга русского быдла к примитиву или к потемкам — еще одно доказательство того, куда может завести больное общество рабов тупое и механическое следование западным ценностям.
***
Один полюс, с общественными бурлениями, поисками выхода из тупика, дебатами в Верхов.Совете, забастовками шахтеров, постепенно перерос в другой — -болезненная возня растерявшихся эстетов, опьяненных внезапно свалившейся свободой и пользующихся моментом, чтоб открыть массам правду-матку жизни.
***
Идеалисты по определению, демократизировавшиеся художники теперь тянут в пучины такого устрашающего материализма, что не осталось уже ни святого, ни духовного, ничего.
***
Киножурналы все больше смахивают на витрины кооперативных киосков с обнаженными бабами. Постигшая нас перестройка освободила героев экрана от обязанности притворяться бесполыми, но целеустремленными, бескомпромиссными борцами, морально устойчивыми и общественно активными. Одновременно с «моральным кодексом строителей коммунизма» рухнул моральный кодекс вообще.

Киноперсонажи с облегчением стряхнули с себя бремя предрассудков и ханжества цивилизации — устали притворяться, устали сморкаться в платок, делать вид, что интересуются серьез. музыкой, обходиться при большом стечении народа без мата и испражняться в скучном уединении.
И при либерастах упоенно отыгрались, взяли реванш за вынужденную аскезу. Вот такой бунт на корабле.
***
Русская быдло культура, СМИ продемонстрировали стремительное одичание общества. И сами подхлестывают это одичание, боясь, что кто-то опередит, расталкивая друг друга. И наслаждаются, дичая, ощущая приятное расслабление в сдерживающих центрах.
***
Наше сочувствие должно быть отдано валют. проституткам, которых неслыханная нужда гонит в интуристовские постели, бандитам и наркоманам.
Казарменный социализм, в условиях которого общество жило, предполагал неукоснительное равнение на спущенные сверху императивы.
Но вот они рухнули в конце 80-х — и оказалось, что никаких тормозов у русского быдла нет вообще. Что страна рабов не ведает чувство меры и участь ее — шарахаться в крайности.

У русского быдла сегодня лишь одна дилемма: либо правда на уровне унитазов, либо вранье на уровне «культовых» и «застойных» фильмов. Короче, полная свобода, доведенная до абсурда, до идиотизма.
***
Подростки в массовом порядке суют в почтовые ящики пылающие спички, потому что накануне видели по телевизору подобную шалость. Или — пьют из горла пиво в парках, потому что видели это в красивой рекламе. Быдлу бы подать идею.
***
Изобретаются самые лихие, самые изысканные преступления, чтоб кино хорошо продавалось.
Ни кадра без каратэ, ни метра без потасовки, ни минуты без мата. Кино формирует нашу подлую обыкновенность, которая формирует кино. И неведомо, кто тут более подхлестывает друг друга.
***
Кто- то напишет о нравах детского дома, где учителя бьют больных детей, превратив детство в «зону». И тут же звонки с киностудий — чтоб животрепещущий сюжет экранизировать, пока не опередили конкуренты. Жестокий, серьезный, правдивый, с элементом сенсационности — этакая бравада собственной откровенностью: чтоб героиня сдирала с себя платье, рвала на подруге волосы и. конечно, бежала в туалет проделать все, что необходимо.

И вот уже снимается «Казенный дом», очередное «кооперативное кино». Чтоб зритель почувствовал, как ему повезло, сразу же, с первого кадра — «крупно корчащееся от боли лицо ребенка. Его, абсолютно голого, подросток волок по проходу меж кроватями..».
***
Или другое кино… Через заднее стекло «Жигулей» видны торчащие кверху голые ноги женщины. Мужик лежит между ее ног. И камера медленно объезжает машину, смакуя детали. Это означает, что будущие зрители, гогоча, будут обегать машину, стараясь ничего не упустить.
***
Это так авторы угадывают потаенные «требования русского быдло народа», так их себе представляют, основываясь на собственной натуре.
***
Вот так русское быдло сдирает «покровы предрассудков» с самого себя.
В обществе, в которое загнало себя русское быдло, в век торжествующего плюрализма, безопаснее сорвать трусики с обездоленной бездомовки, чем заговорить с экрана о реальной коррупции.

Не выдерживает испытания свободой русский быдло народ.
Далеко зашел распад, если даже искусство без пануканий не способно больше быть хранителем духовных ценностей нации. Оно, в массе, не правду спешит открыть людям — оно спешит заработать.
***
Борцы за «Западные ценности» уподобились торговцам в храме. Сразу, без перехода. «Учители жизни».
Пока пастыри учатся торговать, общество окончательно отвыкло от духовной пищи.
***
Русская культура и духовность сегодня только декларирует внедрение в «правду жизни», а на деле они способны ухватить только какие-то внешние ее приматы. Они не знают ни закономерностей ее, ни традиций, ни потребностей, ни грозных сил, что в ней накапливаются.
***
Идет непристойный пир во время чумы, танец на пороховой бочке. И никогда еще не было русское быдло дальше от жизни, чем теперь. Потому что делать бизнес на трагедии — значит плодить искусство безнравственное, звать вниз, в бездну.

Современный русский народ — это представитель искалеченного сознания — он попросту не ведает, что такое духовность.
А Кремль боится ее, как идейного классового врага. Принимают ее за некую устаревшую обязаловку. Ее — фундамент всего в обществе.
***
И потому и русская власть, и русское быдло — враждебны духовности, утверждают унылый прагматизм и нищету в душах.
***
Новая, освобожденная от оков, мораль ни на йоту не приблизилась к правде, она по-прежнему блуждает во лжи. Только без тормозов и очень близко ко дну, к пределу.

Лучше иметь дело с откровенным мерзавцем, чем с лжепроповедником!

Он известен не только в России, но и во Франции и США. К его мнению прислушиваются многие политики и общественные деятели. Но сам ВВП никогда не стремился в государственные чиновники. Более 20 лет Владимир Познер пропагандировал советский строй, а потом, простившись с иллюзиями, начал рассказывать россиянам о других Временах. Во что больше не верит ВВП? Закроет ли он свою авторскую программу на Первом канале? Какой будет новая российская эпоха? С Владимиром Владимировичем общалась ОЛЬГА ВОРОНИНА.

Несмотря на преклонный возраст, он загружен работой — многочисленные встречи, проекты, записи авторской программы… Застать его удалось только на презентации новой книги «Прощание с иллюзиями. О себе, времени и России с пугающей откровенностью». В свои 78 лет Владимир Познер выглядит не старше 60-ти, а остротой и ясностью ума опережает 30-летних… Причина одна — он давно смотрит на жизнь своими глазами, без розовых или черных очков…

Иллюзии

В чем вы так сильно разуверились, что посвятили этому целую книгу?

— Никогда не верил в Бога, но очень сильно верил в социализм. Так меня воспитал отец. Более 20 лет я вполне искренне пропагандировал социалистические идеи, а потом понял, что они являются прекрасной, но недостижимой утопией. По крайней мере, человечество еще долго до них не дорастет. И это осознание было равносильно потере Бога для верующего человека. В этот момент я написал книгу, в которой хотел разобраться в утраченных иллюзиях и в очень сложных отношениях с отцом. Написал по-английски, потому что жизнь моя начиналась с этого языка. Книга вышла в свет в Штатах в 1990 году и 12 недель держалась в списке бестселлеров. Практически сразу хотел перевести ее на русский, но понял, что не смогу. Это была слишком личная вещь, давшаяся очень тяжело. Понадобилось 18 лет, чтобы я вновь почувствовал в себе силы закончить задуманное и представить свой труд российским читателям.

Не жалеете, что утратили иллюзии? В розовых очках легче переносить серость бытия…

— Нет, ибо считаю, что лучше понимать, что к чему, и быть циником, чем заблуждаться и жить ложной надеждой.

От каких еще ложных надежд вы избавились за эти годы?

— Я перестал надеяться на то, что увижу Россию демократическим государством. Возможно, она станет таким, но уже явно не при мне… При этом понимаю, что и в США демократия уже другая, да и американская мечта заметно потускнела. Штаты потеряли многое из того, к чему так искренне стремились. Это уже не та страна, где любой человек может стать кем захочет… Для того чтобы понять, что такое американская демократия и откуда она берется, следует вспомнить историю. Когда в 1775 году будущий президент США Джефферсон написал Декларацию независимости, миром правили императоры, цари и короли. Народ был никем и не имел никаких прав. А Декларация начинается так: «Мы считаем самоочевидным истину, что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, свободу и на стремление к счастью». Только вдумайтесь, КАКУЮ тогда нужно было иметь Мечту о новом устройстве мира, чтобы не только написать такое, но и построить на этих принципах государство. В этом плане Америку можно сравнить с СССР, который тоже решил разрушить «мир насилья», просто пошел другим путем и использовал другие методы.

Америка

СССР во многом был разрушен империалистическими амбициями и гонкой вооружений. Что подрывает американскую мечту?

— Много причин. США перестали справляться с проблемами иммиграции. Есть целые районы, где американцы второго и третьего поколения не говорят на английском языке. Также сказывается политический раскол. С одной стороны, страну раздирают христиане-фундаменталисты, неоконсерваторы, обезумевшие члены партии Чаепития, противники ЛЮБЫХ социальных программ. С другой — либералы-демократы, защитники геев, однополых браков, права на аборт. С третьей — те, кто не желает сотрудничать с администрацией Барака Обамы и принимать с ней любые совместные действия, несмотря на то что избрание темнокожего президента большинство восприняло на ура… И кругом ненависть… И есть еще губительная философия общества массового потребления, которая завела весь мир в глубокий кризис.

Одни россияне восхищаются американцами, другие — с легкой руки сатирика Задорнова — считают их тупыми. Какие они на самом деле?

— Американцев отличают некоторые совершенно замечательные неевропейские черты — удивительная открытость, чувство внутренней свободы, трепетное отношение к работе и… отсутствие любопытства ко всему, что не является американским. Также следует отметить довольно низкий уровень образования. Образ туповатого, малообразованного, хамоватого американца, который культивируется в Европе и России, не более чем карикатура и продиктован, на мой взгляд, элементарной завистью.

Некоторые считают, что русские похожи на американцев…

— Это неправда. Откуда может взяться что-то общее при столь разных историях?! Нет ни одного европейского народа, который так же, как русский, оставался в рабстве до второй половины XIX века! Русские больше схожи с ирландцами — по настроению, любви к алкоголю и дракам, по литературному таланту. Но есть принципиальное различие — ирландцы любят себя и вы никогда не услышите из их уст фразы типа: «мы — страна дураков», «хотели как лучше, а получилось как всегда» и т. д. и т. п. Иногда я думаю, какова была бы Россия, если бы не 250-летнее татаро-монгольское иго? Если бы она объединилась не вокруг Москвы, а вокруг Великого Новгорода с его первым в Европе демократическим парламентом? Если бы Русь приняла не православие, а католицизм? Если бы не было крепостного права и советского рабства? К сожалению, я не знаю ответов на эти вопросы. Хотя известно, что до пришествия татаро-монголов на Руси зарождалась эпоха Возрождения, а русские княжны выходили замуж за французских королей и для них это был явный мезальянс…

Церковь

Судя по всему, вы недолюбливаете православие…

— Потому что считаю, что среди христианских ветвей православие, а в особенности РПЦ (Русская православная церковь — «С»), самая темная, отсталая и нетерпимая! Она более других доказывает человеку, что он — ничто! Если взять все европейские государства и распределить их по доминирующей ветви христианства, то наиболее высокий уровень жизни, наиболее развитые демократические институты наблюдаются там, где церковь имеет наименьшее влияние — в протестантских странах. Далее идут католические, и на последнем месте — православные. В России укрепление РПЦ происходит прямо пропорционально убыванию демократии — чем сильнее Церковь, тем слабее демократические ценности. Ведь то и другое — вещи несовместные. При Патриархе Кирилле РПЦ стала еще более агрессивно рулить всеми светскими процессами в стране — образованием, искусством, СМИ, культурой, медициной, образом жизни и даже международной политикой.

Вы говорите о Церкви с пугающей откровенностью…

— Да, и уже был неоднократно бит за это. После того как я укорил РПЦ в торговле алкоголем и табаком, в агрессивном стремлении вмешиваться во все сферы светской жизни, после того как указал на ее отсталость и нетерпимость, церковники требовали отлучить меня от телевидения и выслать из страны. Они бы меня и от церкви отлучили, да родители в детстве крестили меня в Соборе Парижской Богоматери, в католической вере… При этом к религии отношусь весьма терпимо, понимая, что это некая система взглядов и мировоззрения. Но на христианскую церковь смотрю с непримиримой враждебностью. Более всего она напоминает ЦК КПСС во главе с генсеком в лице патриарха или папы, потому что проповедует «светлое будущее», а живет «темным настоящим». Еще во времена Ельцина РПЦ начала занимать все более заметное положение, ее иерархи стали появляться на телевидении. Глава государства и прочие высокие чины начали публично общаться с патриархом и другими чиновниками в рясах. РПЦ быстро приспособилась к новой России и дикой рыночной экономике. Она добыла для себя различные привилегии, в частности — право торговать спиртными напитками и табачными изделиями, не платя за это налогов. Я не устаю поражаться аморальности церковников и шокирующим несоответствием между их проповедями и делами. Страстные речи о греховном вреде алкоголя никак не повлияли на бурную беспошлинную торговлю церкви этим грехом. По мне, лучше иметь дело с откровенным мерзавцем, не верующим ни во что святое, чем с лжепроповедником. По крайней мере, в первом случае ты знаешь, кто перед тобой.

О себе

Русская православная церковь неразрывно связана с русским народом, поэтому он к ней более терпим…

— Да, я отдаю себе отчет, что не принадлежу к русскому народу. Временами мечтал, что когда-нибудь с гордостью скажу: я — русский! Это было в Америке, когда Советская армия громила Гитлера. Это было, когда я получал советский паспорт и в графе «национальность», ни секунды не сомневаясь, написал «русский». Хотя по матери я — француз, вырос в США и на русском заговорил только в 17 лет. Но постепенно понял, что я заблуждался. Внутри себя чувствую, что мне чужд характер, склонный к взлетам восторга и черной депрессии, к сентиментальности в сочетании с жестокостью, бесконечному терпению, граничащему с полным безразличием! Характер, в котором заложены, казалось бы, несопоставимые вещи: любовь гулять, как последний раз в жизни, и при этом жить скучно и убого! Покорность судьбе и бесшабашная смелость! Чинопочитание с одновременным презрением к нижестоящим! Комплекс неполноценности и убежденности в своем превосходстве над другими! А еще поразительное стремление разрушать и созидать во вселенских масштабах! Все это мне чуждо. При всей моей любви к Пушкину и Гоголю, при моем восхищении Достоевским и Толстым, при том, что Ахматова, Цветаева, Блок и Булгаков давно стали частью моей жизни, я прекрасно осознаю, что я — не русский.

Тогда кто?

— Я — дворняжка! То есть беспородный. Моя мать — француженка, отец — польский еврей, который, впрочем, называл себя русским интеллигентом. Я считаю, что национальность выражает тот язык, на котором ты говоришь и думаешь. Но так как я делаю это на трех языках, то данный критерий не помогает… Много лет назад оказался на корабле, где собралась организация тех, кто стал мультимиллионером до 50 лет. В числе гостей был нынешний президент Израиля Шимон Перес. Симпатичный человек с огромными глазами, в которых сквозила древнееврейская печаль. Спрашиваю: «Скажите, кто я, на ваш взгляд? Француз, американец или русский?» Он ответил очень мудро: «Если вы не знаете, кто вы, значит, точно — еврей!»

Цензура

Мне кажется, ответ прост: вы — журналист! И национальность здесь не важна. Пока тебя не начинают давить цензурой… Возьмем вашу авторскую программу «Познер », которая почти 4 года выходит на Первом канале. Всегда ли вы сами выбираете гостей или есть предложения сверху, от которых невозможно отказаться?

— Дело в том, что я не работаю на Первом канале. Мою программу покупают и ставят в эфир. Понятное дело, что никто не возьмет кота в мешке, поэтому я сообщаю об очередных гостях… Принять или отклонить передачу может только один человек — генеральный директор канала Константин Эрнст. И есть люди, которых при всем желании я не могу пригласить в прямой эфир. Это, к примеру, Борис Немцов и Алексей Навальный. Мне было бы интересно с ними общаться, но… для этого придется хлопнуть дверью и закрыть программу! На мой взгляд, так делают только недалекие люди. И потом ради двоих персон теле¬аудитория не должна лишаться возможности слышать других.

Но когда вам вырезают часть передачи, в которой звучит неудобный для федерального канала вопрос, вы тоже миритесь с ситуацией?

— Вы, конечно же, имеете в виду беседу с Тиной Канделаки, конец которой вырезали из-за вопроса о Навальном. Расскажу, как это было. «Познер » всегда идет в прямом эфире на Дальний Восток, это у меня самая продвинутая часть аудитории (улыбается — «С»)! На остальную часть России — уже в записи. И вот здесь можно вмешаться. Но на это есть право только у Константина Эрнста. Причем мы заранее договорились, что я буду предупрежден о вмешательстве. За все время выхода в эфир «Познера » Эрнст воспользовался своим правом 4 раза! В трех случаях меня ставили в известность, а в четвертый — с Канделаки — нет! Я очень разозлился на Эрнста. Тогда весь Интернет буквально бурлил по поводу вырезанного вопроса о Навальном. Так вот. На пресс-конференции, отвечая на вопрос о цензуре, я сказал, что если еще раз такое произойдет, то, скорее всего, мне придется программу закрыть! Это не ультиматум, просто я не могу работать в условиях, когда что-то режут без предупреждения! Потом мы с Эрнстом крупно поговорили и в итоге помирились. Теперь у каждого есть понимание, КАК нам работать друг с другом.

Всегда ли вы говорите правду перед камерой?

— Хм, хороший вопрос! Понимаете, перед вами журналист, который 20 лет пропагандировал и защищал советский строй перед американцами. Но тогда я искренне верил в социалистические принципы. И когда понял, что, по сути, все эти годы врал своим зрителям и читателям, то поклялся НИКОГДА не защищать какой-либо строй и конкретное государство! НИКОГДА не вступать в какую-либо партию! НИКОГДА не работать в штате организации, дабы не следовать чьим-то приказам! Как журналист и человек я могу ошибаться, заблуждаться, но говорить неправду перед камерой тоже НИКОГДА не буду! Кстати, я все последующие годы искупал вину за ту советскую пропаганду.

Жизнь

Вам будет интересно работать в новую эпоху Путина?

— Думаю, да! (Задумывается — «С».) Потому что эта эпоха окажется очень неспокойной. А значит, журналистам будет о чем информировать общество…

А многие уверены, что все будет спокойно. Продолжится процесс заболачивания общества…

— На это я вам отвечу замечательным изречением Линкольна: «Можно дурачить часть народа много времени, можно дурачить много народа часть времени, но невозможно дурачить весь народ все время!» Примерно полгода назад Левада-центр провел социологический опрос, согласно которому 22 процента взрослых россиян хотели бы уехать из страны навсегда. Причем половина опрошенных — люди бизнеса и студенты вузов. Хотя сегодня россияне живут так хорошо, как никогда не жили. Речь не только о Москве, но и о провинции. За последние годы я объездил порядка 50 российских городов: везде полно автомобилей, магазины забиты товарами, нет очередей, дефицита, у населения есть деньги… Но большинство все же недовольно. Почему? Мне кажется, те, кто застал Союз, скучают по равенству в нищете, а те, кто моложе, — завидуют более богатым. Но все же не это главное. Когда человек — раб, не смеющий поднять голову, оглянуться и сравнить свое существование с другими, он не размышляет о своем житье-бытье. Но стоит ему зажить чуть лучше, немного выпрямиться — и он начинает видеть и сравнивать! Как говорил Жванецкий, кто не видел других туфель, для того наши туфли — во! Но в том-то и дело, что увидели и захотели такие же… Да, сегодня россияне живут неплохо, по сравнению со многими странами. Но если ты смотришь вдаль, а перспективы не видишь, если нет понятного завтрашнего дня или он рисуется безнадежным и бессмысленным, тогда и возникает желание бежать…

Рубрики:Статьи Метки: , ,